25 сентября
Доля безналичных платежей увеличится вместе с ростом доверия и проникновением карт

Первые карты «Мир» были выпущены в конце 2015 года, и с тех пор эмитировано уже почти 19 млн штук такого «пластика». Однако в будущем карта может и не использоваться как идентификатор клиента при проведении операций, считает гендиректор Национальной системы платежных карт (НСПК, оператор «Мира») Владимир Комлев. Он рассказал в интервью «Интерфаксу» о новых технологиях оплаты и перспективах использования карт «Мир» не только в качестве альтернативы наличным в магазине.

— Прошло уже некоторое время с тех пор, как вы запустили проект карты «Мир», базовые вопросы решены. Какие главные задачи у НСПК сейчас?

— Из базовых задач, в которые мы сейчас вкладываемся, — построение НСПК именно как сервисной компании, на базе которой можно создавать продуктовые и сервисные платформы.

В первую очередь, конечно же, речь идет о создании и развитии программы лояльности, которая сейчас пилотируется в Крыму в полноценном режиме, с десятками тысяч участников. Хотим оценить, как она функционирует, что работает, а что нет. Как мы и обещали, осенью программа войдет в более масштабный режим на континентальной части России, начиная с Москвы.

По принципу построения сервисных платформ, которые выстраиваются на базовых технологиях платежной системы и на ее фундаменте, мы видим будущее для развития системы в целом. В этом контексте можно говорить и о создании правильной транспортной платформы. Уже много где стартовал прием бесконтактных карт «Мир» на транспорте — в Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Новосибирске, ряде других городов. У нас большие планы по региональному охвату и на 2018 год.

— А в Москве когда планируете?

— Может быть, не в первую очередь. В Москве существуют очень большие налаженные системы: и «Тройка», и «Стрелка». Пока мы работаем над тем, чтобы карта «Мир» была совместима с ними, потому что прийти и сделать все по-новому в таком крупном мегаполисе — это достаточно сложно.

Меня часто спрашивают: «Почему Сбербанк не запускает сервисы „Мира“ первым»? Я говорю: «Потому что им нельзя быть тестовой площадкой с их сотней миллионов карточных клиентов. Они обязаны быть последними, кто это делает, им нужно все проверить». Чем крупнее банк, тем меньше он может позволить себе тренироваться. И с Москвой так же — слишком большой в этом смысле рынок.

Единый банковский «бесконтакт» — это и обеспечение приема на уровне терминалов. Если карта «Мир» принимается везде, она также может приниматься в транспорте по единым стандартам.

Другая сервисная платформа — система межбанковских моментальных платежей, p2p-переводов. Это то, что очень эффективно сделал внутри самого себя Сбербанк. У людей есть потребность в такого рода удобных переводах, когда можно на уровне телефонной книжки выбрать, кому хочешь перевести денег, не зная ни номера счета, ни номера карты. Мы слышим соответствующие запросы от банков. Сегодня этим вопросом занимается ассоциация «Финтех». Мы рассчитываем, что в этой конструкции может найтись место НСПК.

— Какое может быть место НСПК в этом проекте? Эта система моментальных платежей будет работать только по картам «Мир»?

— Как только вы заходите в моментальные платежи, которые с телефона делаются быстро и удобно, пропадает сущность карты как идентификатора человека. Когда мы говорим о полноценной платформе моментальных платежей, карта может быть задействована как один из возможных источников фондирования или идентификации внутри банка. То есть, если банк знает по номеру телефона, кто его клиент, не нужен номер карточки, чтобы выполнить операцию. Это уже перевод со счета на счет.

— Какое-то время назад звучали идеи о возможном использовании НСПК в системе госзакупок. Будет ли что-то реализовано в этом направлении?

— С НСПК это предметно не обсуждалось, хотя сообщения из прессы мы иногда получаем. Давайте не будем исходить из того, что в НСПК можно направлять все связанное с платежами. Это не совсем так.

— Можно ли сейчас говорить о том, что карта «Мир» в России везде принимается, где есть оплата картами?

— Можно. Есть небольшая статистическая погрешность, 99,97% либо 99,95% устройств по России принимает «Мир». Сейчас дорабатываются два направления. Первое — это, безусловно, интернет-эквайринг. Продолжается подключение всех российских сайтов к приему национальных карт, и здесь мы уже близки к завершению. Второе направление — бесконтакт. У нас есть план: до конца года вся инфраструктура по приему бесконтактных карт должна принимать бесконтактный «Мир».

— А сейчас какова доля принимающих бесконтактную карту «Мир» точек среди всех, которые принимают «бесконтакт»?

— Около 60%, до конца года хотим довести до 100%.

— Планирует ли НСПК представить свое решение по бесконтактным платежам с телефона с привязанной карты?

— Мы работаем в этом направлении. В первую очередь, над интеграцией «Мира» с максимально популярными phone pay.

— Санкции не мешают взаимодействию с этими компаниями?

— Мы же не под санкциями. Однако мы уже разработали собственное решение для телефонов, базирующееся на технологии Host Card Emulation, которая использует полностью защищенную среду обработки операций с картами. Они обрабатываются точно так же, как в любых других вариантах мобильных приложений.

— Когда вашу собственную систему ждет массовое внедрение?

— Когда у тебя нет доступа к внутренней части телефона, операционной системе, к самому безопасному secure-элементу, сложно соревноваться с приложениями, разработанными компаниями-производителями телефонов. Но мы сейчас сотрудничаем с целым рядом именно российских компаний, которые имеют потрясающий опыт в этой сфере. Я думаю, что массовый запуск нашего решения — это вопрос 2018 года. А до конца текущего года мы с конкретными банками постараемся продемонстрировать результаты в первой части нашей работы — интеграции с phone pay.

— А какая доля владельцев карт «Мир» снимает деньги в банкоматах, а какая — использует для оплаты товаров и услуг?

— В августе по объему операций доля снятия наличных с «Мира» составила 68,6%, безналичной оплаты — 31,4%. Однако по количеству операций доля безналичных транзакций составляет уже 81,8%, а снятия денег в банкоматах — только 18,2%.

Доля безналичных платежей продолжит расти, рынок будет достаточно динамично развиваться в этом направлении. Это происходит как из-за смены привычек населения, роста доверия к карточным платежам, так и благодаря проникновению безналичной оплаты во все сегменты розницы — от рынков обычных до небольших киосков.

Безналичные операции — это вопрос привычки. Наши родители, например, к картам относились очень осторожно, а для нашего поколения и тех, кто сейчас растет, это уже становится в порядке вещей. Мой младший сын, которому 10 лет, спрашивает: когда ты вместо карточки дашь браслет, чтобы я платил им? А я ему еще и обычную карточку не дал...

— Когда у вас запускалась система защиты MirAccept 2.0, было объявлено, что там есть возможности идентификации по биометрическим данным — по отпечатку пальцев, сетчатке глаза. Как и когда этот функционал будет реализован?

— Система дает возможность участникам самим решать, на каком уровне они будут проводить идентификацию. Она основана на риск-ориентированном подходе. Если, проводя платежную операцию на телефоне, я идентифицировал себя отпечатком пальца, все данные в транзакции были переданы в банк-эмитент, которому больше ничего не нужно. Банк доверяет тому, что в смартфоне хорошо настроен криптопроцессор, обрабатывающий отпечаток пальца. В этом и есть вся суть MirAccept 2.0: технология позволяет банку определять уровень доверия к тем системам, которые используются для проведения идентификации клиента.

— А кто-нибудь из банков уже заинтересовался использованием этой новой технологии?

— У нас уже есть ряд банков, которые подключаются к использованию этой технологии. Сейчас их не много, все-таки это требует внедрения определенных доработок и на стороне банка.

— Примет ли биометрическая идентификация массовый характер и когда?

— Все будет зависеть от клиента и его потребностей. Давайте будем откровенны, сегодняшняя идентификация версии 1.0 есть везде и, по большому счету, она всех удовлетворяет. На уровне безопасности ее, в общем, достаточно. Система 2.0 больше нацелена на то, что в будущем все платежи будут производиться со смартфонов и у самых продвинутых торговцев будет потребность ее имплементировать. Тогда им не нужно будет рассылать sms-подтверждения — это все-таки лишние клики и снижение уровня юзабилити для потребителя. Для любого ТСП (торгово-сервисного предприятия — ИФ) снижение количества кликов — это расширение воронки продаж. С каждым кликом теряется 5% клиентов, условно говоря.

— А у вас уже несколько банков работают, как это происходит? Вместо подтверждения по sms клиенты прикладывают к телефону палец?

— По-разному. Если я провожу операцию с телефона, банк увидит цифровую подпись моего устройства. Если он знает, что я с этого смартфона уже делал подтвержденные транзакции, от которых в течение последнего месяца не отказался, зачем меня вообще о чем-то спрашивать? Тут даже биометрия не требуется. Каждое устройство имеет свою собственную уникальную цифровую подпись, достаточно длинную и защищенную на уровне анализа устройства. Если, например, на сайте госуслуг я со своего аккаунта плачу за газ и электричество 15 числа каждого месяца приблизительно одинаковые суммы, система позволяет это анализировать, то есть используется big data. Таким образом, банк получает некий объем информации, после которого он может либо сказать: «Все, о’кей, мне достаточно», либо попросить клиента получить sms и ввести код.

— Карты «Мир» уже получили достаточное распространение. Фиксируете ли вы какие-то особые виды мошенничества?

— Не сказал бы, что есть какие-то особенные кейсы с «Миром».

— Остается ли в силе ваш прогноз на конец года по количеству выпущенных карт «Мир» — 20 млн штук?

— Думаю, можно сказать «20 плюс». Сегодня мы приблизились к 19 млн карт.


Другие публикации в СМИ